По количеству войск среди военных округов Западный ОВО был одним из сильнейших, уступая лишь Киевскому ОВО. Для понимания обстановки, сложившейся в июне 1941-го в районе Западного ОВО, необходимо обратиться к документам рассматриваемого отрезка времени. Это, прежде всего, «План прикрытия Западного Особого Военного округа», подписанный командующим войсками ЗапОВО генералом армии Д.Г. Павловым, членом Военного Совета округа корпусным комиссаром А. Фоминых, начальником штаба ЗапОВО генерал-майором В. Климовских. zMgiR3-V3uYЭтот документ, составленный накануне нападения германских войск, дает возможность воссоздать: общие задачи войск по обороне госграницы округа; соседи, их задачи и границы с ними; состав войск, выделяемых для прикрытия госграницы; сосредоточение войск прикрытия; инженерная подготовка оборонительных рубежей на территории округа (в том числе армейские тыловые позиции на фронте, фронтовые, тыловые оборонительные рубежи на фронте); возможные варианты действий по обеспечению основных операционных направлений на случай прорыва через армейские районы обороны мотомехчастей противника; план использования ВВС округа; противовоздушная оборона округа; подъем частей по боевой тревоге; поддержка пограничных частей; организация связи; организация скрытного управления войсками; материальное обеспечение войск прикрытия; общие указания по составлению плана.

Так, в указанном документе отмечалось, что «на части ВВС округа возложены следующие задачи: а) последовательными ударами боевой авиации по установленным базам и аэродромам противника, а также боевыми действиями в воздухе уничтожить авиацию противника и с первых же дней войны завоевать господство в воздухе…». Во взаимодействии с наземными войсками уничтожить наступающего противника и не допустить прорыва его крупных мотомехсил через фронт обороны округа. Вместе с тем, командование округа констатировало, что необходимо придать в распоряжение округа еще не менее 12-15 бомбардировочных авиаполков.

Чрезвычайно важен документ «Разведывательная сводка штаба Западного Особого военного округа о концентрации немецких частей и соединений на границе с СССР» от 5 июня 1941 г., подписанная заместителем начальника разведотдела штаба ЗапОВО подполковником Машковым и начальником 3-го отделения разведотдела майором Самойловичем. Она свидетельствует об увеличении группировки германских войск в полосе против ЗапОВО, отмечаются переброски войск к советской границе, прибывают все новые и новые части германских войск.

В документе отмечалось: «Из Варшавы по шоссе на Вышков-Остров Брок ночью ежедневно продвигаются пехота, артиллерия и танки. В Бяла-Подляска прибыло пять бронепоездов. На станции Остроленка выгружено около 1500 велосипедов… 13 мая из Варшавы через Бяла-Подляска в направлении Тересполь прошло 50 автомашин с боеприпасами».

В документе констатируется факт интенсивной подготовки театра в полосе против ЗапОВО. По данным радиоразведки на варшавском аэродроме было отмечено 200 самолетов, заканчивалась подготовка всех гражданских объектов к мерам ПВО и ПХО. И даже такие сведения: «Заканчивается скрытная мобилизация чиновников на будущие должности в западных районах СССР». В качестве вывода констатировалось: «За последнее время немецкое командование непрерывно усиливает группировку войск в полосе против ЗапОВО, особенно с 25 мая, преимущественно артиллерийскими и авиационными частями…».

До сих пор не совсем ясен эпизод с пролетом через госграницу германского самолета Ю-52 15 мая 1941 г. через Белосток–Минск–Смоленск в Москву. Основополагающую информацию для характеристики сложившейся обстановки содержит «Справка ГШ Красной армии о развертывании вооруженных сил СССР на случай войны на Западе от 13 июня 1941 г.». В ней отмечалось, что всего в СССР имеется 303 дивизии: стрелковых дивизий – 198, танковая дивизия – 61, механизированная дивизия – 31, кавалерийских дивизий – 13, конно-артиллерийских полка – 94, авиационных полка Резерва Главного Командования – 74, воздушно-десантных корпусов – 5, противотанковых бригад – 10. Для развертывания на западных границах в составе фронтов (без соединений, находящихся в Крыму) – 186 дивизий, из них: стрелковых дивизий – 120, танковых дивизий – 40, механизированных дивизий – 20, кавалерийских дивизий – 6, авиационных полков Резерва Главного Командования – 53, воздушно-десантных корпусов – 5, противотанковых бригад – 10.

19 июня 1941 г. С. Тимошенко и Г. Жуков приказали принять неотложные меры по маскировке аэродромов. И, наконец, документ от 21 июня 1941 г. на 2 час 40 мин о нарушении госграницы германскими самолетами с подвешенными бомбами. 21 июня 1941 г. начальник штаба ЗапОВО генерал-майор Климовских и начальник разведотдела штаба округа полковник Блохин сообщали: «по имеющимся данным, которые проверяются, основная часть немецкой армии в полосе против Западного Особого военного округа заняла исходное положение; на всех направлениях отмечается подтягивание частей и средств усиления к границе; всеми средствами разведки проверяется расположение войск у границы и в глубине». В боевом распоряжении командующего войсками ЗапОВО командующим 3, 10-й и 4-й армиями на отражение нападения немецких войск 22 июня на 5 час 25 мин отмечалось: «Ввиду обозначившихся со стороны немцев массовых военных действий, приказываю поднять войска и действовать по-боевому».

Боевой состав войск ЗапОВО, по данным на 1 июня 1941 г., составлял: 16 управлений корпусов, 52 дивизии (24 стрелковые, 12 танковых, 6 моторизованных, 2 кавалерийские, 8 авиационных), 12 бригад и бригадных районов, 9 укрепленных районов, 39 отдельных полков, 8 отдельных батальонов (дивизионов) разных видов Вооруженных Сил и родов войск. По состоянию на 1 июня 1941 г. в нем числилось 599 450 человек, а с учетом Пинской военной флотилии (2307) и 71 715 человек больших учебных сборов – всего 673 472 чел. Округ располагал значительным количеством вооружения и военной техники: 829 868 единиц стрелкового оружия, 14 264 орудий и минометов, 2 900 танков, 1 832 самолета, 35 287 автомобилей, 5 756 тракторов и тягачей, 42 боевых корабля. К началу войны в Западном Особом военном округе имелось девять укрепрайонов: 58-й Себежский УР, 61-й Полоцкий УР, 62-й Брестский УР, 63-й Минский УР, 64-й Замбрувский УР,  65-й Мозырский УР, 66-й Осовецкий УР, 67-й Слуцкий УР, 68-й Гродненский УР.

На возведении новых военных объектов шла интенсивная, напряженная работа: «В начале 1941 года, – по воспоминаниям очевидцев, – начали строить дзоты, которые назывались «точками» или «объектами». Когда приходил бетон, работали без перерыва сутки, двое, а то и трое. Кормили нас просто в машинах. Спали во время выгрузки бетона. Были специально приставленные люди, чтобы будили шоферов, которые уснули во время выгрузки бетона, их в шутку называли «будильниками». Это еще раз подтверждает, с каким напряжением и какими темпами осуществлялось укрепление западных рубежей страны».

Несмотря на предпринимаемые усилия, строительство шло более низкими темпами, чем планировалось, что обусловливалось частыми простоями из-за неравномерных поставок материалов, нехватки строительной техники, оборудования. Из-за тяжелых, а порой и невыносимых условий труда, многие рабочие уклонялись от принудительных оборонительных работ; имелись случаи массовых побегов. В записке в Белостокский обком партии от 17 июня 1941 г. отмечалось, что на Замбровском военно-строительном участке из 736 рабочих 120 самовольно покинули место работы и исчезли с участка. Партийные и советские власти Белоруссии пытались улучшить обеспечение военных объектов рабочей силой, используя труд заключенных. На объектах военного строительства стали разворачиваться лагерные пункты. Подобный лагерный пункт был создан на объекте № 360, в котором на 13 мая 1941 г. удерживалось 1 765 человек, причем большинство их (1 300) прибыло из-за пределов БССР (из Воронежа, Тамбова и других мест). На объекте № 400 на 16 мая 1941 г. трудились 1 135 заключенных.

Анализ состояния советских приграничных округов опровергает множество мифов о полной неготовности их и дислоцированных там войск к отражению германской агрессии, не соответствуют исторической действительности надуманные утверждения о полной неготовности советских Вооруженных Сил вообще и войск приграничных военных округов к отражению немецкого нападения. Этот вывод подтверждают многочисленные архивные документы.

В соответствии со справкой заместителя Начальника Генерального Штаба Красной армии генерал-лейтенанта Н.Ватутина от 13 июня 1941 г. о развертывании вооруженных сил СССР на случай войны на западе, советская группировка выглядела следующим образом.

Всего в СССР имелось 303 дивизии (сухопутные силы), из них стрелковых – 198, танковых – 61, моторизованных – 31, кавалерийских – 13, конноартиллерийских  –  13, артиллерийских полков Резерва Главного Командования (РГК) – 74, воздушно-десантных корпусов – 5, противотанковых бригад – 10.

Для развертывания на западных границах предназначались: в составе фронтов (без соединений, находившихся в Крыму) – 186 дивизий, из них стрелковых – 120, танковых – 40, моторизованных – 20, кавалерийских – 6, артиллерийских полков РГК – 53, воздушно-десантных корпусов – 5; противотанковых бригад – 10.

В составе Северного фронта – 22 дивизии, из них стрелковых – 16, танковых – 4, моторизованных – 2 и одна отдельная стрелковая бригада. В составе Северо-Западного фронта: –  23 дивизии, из них стрелковых – 17, танковых – 4, моторизованных – 2 и одна отдельная стрелковая бригада. В составе Западного фронта – 44 дивизии, из них стрелковых  – 24, танковых – 12, моторизованных – 6, кавалерийских – две. В состав Юго-Западного фронта включались силы Киевского Особого военного округа – 58 дивизий, из них: стрелковых – 32, танковых  – 16, моторизованных – 8, две кавалерийских. В составе Особого Дальневосточного Военного округа (без соединений, находившихся в Крыму) было 19 дивизий, из них 11 стрелковых, 4 танковых, две моторизованных и две кавалерийских. В составе Прибалтийского Особого военного округа находились 7 стрелковых дивизий, в составе Харьковского военного округа – 7 стрелковых дивизий, в Орловском военном округе – шесть дивизий.

Что касается армий РГК, то 22-я армия (Уральский Военный округ) считалась за Западным фронтом. Это 9 дивизий (стрелковых – 6, танковых – две, одна механизированная). В состав 22-й армии также включались все шесть стрелковых дивизий Уральского военного округа и 21-й мехкорпус Московского военного  округа. 16-я армия Забайкальского военного округа считалась за Юго-Западным фронтом в составе 12 дивизий: 8 стрелковых, трех танковых и одной моторизованной. В состав армии также включались: 6 дивизий из Забайкальского Военного округа, 3 танковых дивизии, одна моторизованная и две стрелковых, а также одна моторизованная дивизия из Орловского военного округа, 5 дивизий  из Московского военного округа. За Юго-Западным фронтом была 19-я армия Северо-кавказского военного округа (СКВО) в составе – 11 дивизий (8 – стрелковых, 2 – танковых, 1- механизированная). В состав армии включались, и пять стрелковых дивизий из СКВО, а также три стрелковых, 2 танковых и одна механизированная дивизия из Харьковского военного округа.

Всего на западной границе находились 218 дивизий – из них 142 стрелковых, 47 –  танковых, 23  – механизированных, 6  – кавалерийских, 5 –  воздушно-десантных корпусов, 10 –  противотанковых бригад.

Из состава Центральных армий Резерва Главного Командования для защиты страны предназначались 28-я армия (из Архангельского военного округа)  — северо-западнее Москвы. Всего 8 дивизий, из них: стрелковых — 5, танковых — 2, механизированных — одна.

В состав армии включались также: три стрелковые дивизии из МВО; 7-й мехкорпус из МВО одна стрелковая дивизия из Ленинградского ВО (177-я стрелковая дивизия);  и 111-я стрелковая дивизия из АрхВО.

24-я армия (Управление из СибВО) — юго-западнее Москвы. Насчитывалось всего 11 дивизий, из них: 8 стрелковых, две танковых и одна механизированная дивизия. В состав армии включались:  все шесть стрелковых дивизий из СибВО; две стрелковые дивизии из МВО, 23-й мехкорпус из ОрВО.

Всего в двух центральных армиях РГК было 19 дивизий, из них: стрелковых — 13, танковых — 4, механизированных — 2.

Всего на Западе с центральными армиями РГК было 237 дивизий, из них: стрелковых дивизий — 155, танковых — 51, механизированных  — 25, кавалерийских  — 6, воздушно-десантных корпусов — 5, противотанковых бригад — 10, артиллерийских полков РГК — 55, отдельных стрелковых бригад — 2.

В Военно-Воздушных силах боеспособных авиаполков было 218, из них: пап — 97, ббп — 75, штурмовых авиационных полков  — 11, дальнебомбардировочных полков  — 29 и авиационных полков тяжелых бомбардировщиков — 6. Эти силы распределялись следующим образом: главные силы в составе 159 авиаполков были на Западе. Из них: Северный фронт имел — 18;Северо-Западный фронт — 13; Западный фронт — 21; Юго-Западный фронт — 85;

В  резерве Главного Командования  было 29, а остальные 59 авиаполков имелись на других участках, из них: в АрхВО — 2, в ЗакВО — 13, в САВО — 5, на ДВФ — 26, в ЗабВО — 7, для прикрытия Москвы — 6.

Что касается распределения сил по армиям на Западном и Юго-Западном фронтах, то Западный фронт имел: З-ю армию — 8 дивизий, из них: стрелковых — 5, танковых — 2, одна механизированная.10-я армия имела 5 стрелковых дивизий; 13-я армия — 11 дивизий, из них: стрелковых — 6, танковых— 2, механизированных  — одна, кавалерийских— 2.

4-ю армию  — 12 дивизий, из них: стрелковых — 6, танковых — 4, механизированных  — 2.

 В резерве фронта было  8 дивизий, из них: стрелковых — 2, танковых — 4, механизированных — 2.

На Юго-Западном фронте: 5-я армия  имела — 15 дивизий, из них: стрелковых — 9, танковых — 4, механизированных  — 2; 20-я армия имела  стрелковых дивизий — 7; 6-я армия имела 16 дивизий, из них: стрелковых дивизий — 10, танковых  — 4, механизированных  — 2; 26-я армия имела 15 дивизий, из них: стрелковых  — 9, танковых  — 4, механизированных дивизий — 2; 21-я армия имела13 дивизий, из них: стрелковых — 8, танковых — 2, механизированных  — 1, кавалерийских дивизий — 2; 12-я армия имела стрелковых дивизий — 4; 18-я армия имела 8 дивизий, из них: стрелковых — 5, танковых — 2, механизированных — 1; 9-я армия имела 12 дивизий, из них: стрелковых — 4, танковых — 2, механизированных — 1; Резерв фронта составляли 7 дивизий, из них: стрелковых — 4, танковых — 2, механизированных — 1.

При благоприятной обстановке на Запад можно было  дополнительно выделить еще 17 дивизий (стрелковых — 7, танковых — 7, механизированных — 3).

Боевые донесения и распоряжения ЗапОВО свидетельствуют о тяжелейших боях, в которые вступили бойцы и командиры Красной Армии 22 июня 1941 г. Примерно в 2 часа 30 минут 22 июня 1941 г. в штабах округов был принят приказ наркома обороны СССР, переданный шифром из Москвы в 1 час 05 минут 22 июня 1941 г. В приказе войска предупреждались о возможном внезапном нападении немцев 22-23 июня, которое может начаться с провокационных действий. От советских войск требовалось «не поддаваться ни на какие провокационные действия, могущие вызвать крупные осложнения». Таким образом, введение плана прикрытия в полном объеме фактически запрещалось, что уже в первые часы войны поставило армии прикрытия пограничных военных округов СССР в трагическое положение.

3 июля 1941 г. Сталин, по-своему объяснил причины отступления частей Красной Армии. Он открыто сказал о том, что было известно, что «войска Германии, как страны, ведущей войну, были уже целиком отмобилизованы, и 170 дивизий, брошенных Германией против СССР и придвинутых к границам СССР, находились в состоянии полной готовности, ожидая лишь сигнала для выступления, тогда как советским войскам нужно было еще отмобилизоваться и придвинуться к границам».

Начавшаяся Великая Отечественная война показала, что советское высшее политическое, военное руководство, главным образом в результате собственных личных просчетов, не справилось с управлением войсками, не сумев в должной мере распорядиться всеми имевшимися в его распоряжении разнообразными возможностями, которые предоставляла существовавшая в СССР военно-окружная система – наследница богатого военного опыта Императорской России. Не соответствуют утверждения о якобы полной неготовности советских военных округов накануне нападения агрессора.

В итоге всю тяжесть войны приняли на себя командиры и солдаты Действующей армии, оплатившие своими жизнями просчеты правившей партийно-государственной системы страны.

Евгений Спицын, автор Единого учебника истории в 4-х томах