21 января 1941 г. газета «Красная звезда» писала о необходимости «…сделать нашу армию, все ее части и подразделения мощными и всесильными, в совершенстве владеющими современными способами ведения войны, готовыми сокрушить любого врага».

С 12 по 20 марта 1941 г. Генеральный штаб провел полевой выход в Ленинградском военном округе с целью проверить «подготовленность фронтового и армейского управлений в организации и проведении современной операции зимой». В разборе было отмечено, что контроль за выполнением приказов и директив в округе находится на очень низком уровне. Народный комиссар обороны СССР в январе 1941 г. прямо указывал на низкий уровень оперативной подготовки командного состава и особенно штабных офицеров. Говоря о подготовленности большинства армейских управлений, сформированных в 1941 г., нарком обороны отмечал: «Научившись организовывать взаимодействие родов войск и управлять войсками в стабильном положении, штабы теряли управление в ходе операции и не умели его быстро восстанавливать».

Боевая подготовка стрелковых войск проводилась одновременно с перестройкой всего учебного процесса. Однако, как показала весенняя инспекторская проверка, запланированных совместных учений полевых войск с частями укрепленных районов в 1941 г. проведено было мало. Боевые расчеты пулеметно-артиллерийских и артиллерийских взводов УРов показали недостаточную сколоченность. Они не знали своих мест и обязанностей, не умели устранять неисправности орудий. Личный состав УРа вплоть до начала войны специальной подготовкой не занимался.

Анализ состояния боевой подготовки войск приграничных военных округов в целом свидетельствовал, что ее уровень и направленность в основном соответствовали предъявляемым к ним в предвоенные годы требованиям и обеспечивали выполнение задач, которые могли возникнуть перед войсками с началом боевых действий.

По предвоенным взглядам будущая война рассматривалась как классовая, которая возможно произойдет между двумя противоположными общественными системами. Основной стратегической линией советской военной доктрины являлась идея сокрушительного ответного удара. По объективному мнению известного исследователя состояния приграничных военных округов генерала А.Г. Хорькова, «в основе оперативно-стратегического развертывания лежали требования по своей сути оборонительной военной доктрины о том, чтобы быть готовыми отразить нападение врагов одновременно на западе и востоке и лишь в случае агрессии перенести борьбу на территорию врага и бить их на собственной территории».

Прикрытие развертывания Вооруженных Сил являлось важнейшей задачей приграничных военных округов и осуществлялось в соответствии с «Планом обороны государственной границы на 1941 г.», разработанным Генеральным штабом. В начале мая 1941 г. его основные положения были доведены директивами наркома обороны до командующих войсками военных округов и им было приказано до 25 мая 1941 г. разработать новые планы обороны государственной границы. Они должны были также иметь планы противовоздушной обороны, а на случай вынужденного отхода – планы эвакуации фабрик, заводов, банков, хозяйственных предприятий, правительственных учреждений, военного и государственного имущества.

Обеспечивая прикрытие, приграничные военные округа имели следующие задачи: не допустить вторжения как наземного, так и воздушного противника на территорию СССР; упорной обороной укреплений по линии государственной границы прочно прикрыть отмобилизование, сосредоточение и развертывание войск; противовоздушной обороной и действиями авиации обеспечить нормальную работу железных дорог, сосредоточение личного состава и боевой техники; всеми видами разведки своевременно определить характер сосредоточения и группировку войск противника; активными действиями авиации завоевать господство в воздухе и мощными ударами по основным железнодорожным узлам, местам и группировкам войск нарушить и задержать сосредоточение и развертывание войск противника, не допустить сбрасывания и высадки на территорию округа его воздушных десантов диверсионных групп. Одесскому военному округу дополнительно указывалось: во взаимодействии с Черноморским флотом не допустить высадки морских десантов противника на Черноморском побережье.

Каждому приграничному округу определялись: боевой состав войск, важнейшие направления, количество и границы районов прикрытия. Задачи войск, занимавших районы прикрытия, заключались в том, чтобы «не допустить вторжения противника на нашу территорию. В случае перехода госграницы противником – уничтожать его». В основу обороны было положено упорное удержание укрепленных районов и полевых укреплений вдоль границы.

При благоприятных условиях всем оборонявшимся войскам, а также резервам армий и округов, надлежало быть готовыми к нанесению стремительных ударов в целях разгрома группировок противника и перенесения боевых действий на территорию врага. Для разработки планов в полном объеме привлекались командующий, начальник штаба, начальник оперативного отдела округа, начальники родов войск и служб (в части их касающейся).

Учитывая важность юго-западного направления, Генеральным штабом Красной Армии помимо войск Одесского военного округа планировалось для прикрытия госграницы использование четырех армий Киевского Особого военного округа. Войска должны были действовать в широких полосах почти при равномерном распределении сил вдоль линии госграницы, и поэтому армии и дивизии не могли создать достаточно плотной и устойчивой обороны.

В соответствии с «Планом обороны государственной границы на 1941 г.», разработанным Генеральным штабом Красной Армии, наиболее сильная группировка войск создавалась на юго-западном направлении, где планировалось использование 80 дивизий, что составляло около половины всех соединений, входивших в состав первого стратегического эшелона Красной Армии, предназначенного для отражения удара противника. Для их поддержки планировалось выделение 33 авиационных дивизий, а также действия 12 дивизий авиации Главного Командования.

В Западном Особом Военном округе на 470 км участке развертывались 3, 10, 13 и 4-я армии. Командующему 4-й армией оперативно подчинялась Пинская военная флотилия.

Полоса обороны 3-й армии достигала 120 км, 10-й (до прибытия управления 13-й армии) – 200 и 4-й – 150. Между 10-й и 4-й должна была занять оборону 13-я армия, формировавшаяся в глубине. В первый эшелон армий прикрытия было выделено всего 13 дивизий, в результате чего каждая из них получала весьма широкую полосу обороны. В округе в среднем на дивизию приходилось 36 км, в 3-й армии – 40, в 10-й – более 33, в 4-й – 37,5 км.

Во вторые эшелоны армий включались 12 танковых и моторизованных дивизий и одна кавалерийская. Анализ плана обороны государственной границы ЗапОВО показывает, что в его замысле был допущен просчет, заключавшийся в сосредоточении основной массы соединений округа в белостокском выступе. Из 25 дивизий здесь развертывалось 19, в том числе все танковые и моторизованные. В подчинение округа предназначались 21-й и 47-й стрелковые, 17-й и 20-й механизированные корпуса, а также четыре авиационные дивизии.

В Киевском Особом военном округе на фронте 869 км развертывались 5, 6, 26, и 12-я армии. В резерв выделялись 7, 31, 36, 37, 55-й стрелковые, 5-й кавалерийский, 9, 19, 15, 24-й механизированные корпуса. В непосредственном подчинении округа планировалось иметь также 4 авиационные дивизии и 8 авиадивизий, которые должны были прибыть в первые три дня мобилизации.

Таким образом, Западные военные округа являлись первым стратегическим эшелоном Советских Вооруженных Сил и должны были иметь: армий – 16; корпусов: стрелковых – 33, механизированных – 20, кавалерийских – 3; дивизий: стрелковых – 103, танковых – 40, моторизованных –20, кавалерийских – 7; стрелковых бригад – 2. На Западном театре военных действий сосредоточивалось 70 процентов дивизий (170 из 247), или 56% от общего количества дивизий (170 из 303).

Советские войска, входившие в состав западных приграничных военных округов, к исходу 21 июня 1941 г. включали 9 общевойсковых армий и 20 механизированных корпусов (из них 10 корпусов находились в стадии формирования). Сильные резервы имелись и в непосредственном подчинении командующих округами (45 дивизий), кроме Прибалтийского Особого военного округа, который их не имел. При этом механизированные корпуса, предназначавшиеся в резерв, имели задачу наносить контрудары с рубежей, которые должны были обеспечиваться противотанковыми артиллерийскими бригадами. В распоряжение Главного Командования из состава приграничных округов выделялось пять стрелковых дивизий Западного, три стрелковые дивизии Киевского, 2-й механизированный корпус Одесского округа, а также 1, 2, 3, 4-й авиакорпуса и 18-я отдельная авиадивизия дальнебомбардировочной авиации. Их использование планировал Генеральный штаб. Они должны были находиться в 100–350 км от границы.

Важная роль в упорной обороне по линии госграницы отводилась укрепленным районам. В 1929–1938 гг. были созданы 13 укрепленных районов – Карельский, Кингисеппский, Псковский, Полоцкий, Минский, Мозырский, Коростенский, Новоград-Волынский, Летичевский, Могилев-Ямпольский, Киевский, Рыбницкий, Тираспольский). В них имелось 3196 оборонительных сооружений. В 1938–1939 гг. началось строительство еще 8 укрепленных районов Островского, Себежского, Слуцкого, Изяславского, Шепетовского, Староконстантиновского, Остропольского и Каменец-Подольского. В них было забетонировано 1028 сооружений. Осенью 1939 г. дальнейшее строительство УРов прекратилось. В связи с изменением государственной границы они оказались в глубоком тылу. Документы свидетельствуют, что сооружения, забетонированные в 1938–1939 гг., в укрепленных районах на старых границах ЛВО, ПрибОВО, ЗапОВО, КОВО, считалось «необходимым довести до полной боевой готовности, с тем чтобы они составили прочно укрепленный тыловой рубеж».

В феврале 1940 г. начальник Генерального штаба в директиве Военным советам Киевского и Западного Особых военных округов определил: до возведения новых укрепленных районов по новой государственной границе существующие укрепрайоны не консервировать, а поддерживать в состоянии боевой готовности. Однако в дальнейшем УРы Ленинградского, Западного Особого и Киевского Особого военных округов упразднялись. Прежде всего, снимались вооружение, боеприпасы, перископы, телефонные аппараты и различное имущество. Консервация долговременных фортификационных сооружений УРов имела целью обеспечить сохранность предметов внутреннего оборудования, а также поддержание самих сооружений в состоянии, обеспечивающем возможность приведения их в боевую готовность в короткие сроки.

В феврале-марте 1941 г. Главный военный совет дважды обсуждал вопрос о быстрейшем завершении строительства новых УРов. 8 апреля 1941 г. начальник Генерального штаба в своей директиве Военному совету КОВО определил: «Впредь до особых указаний Генерального штаба Шепетовский, Изяславский, Староконстантиновский, Остропольский укрепленные районы содержать в состоянии консервации». При проверке укрепрайонов особенно много недостатков было обнаружено в ЗапОВО. Ко времени нападения фашистской Германии на СССР удалось построить 2500 железобетонных сооружений (дотов), но из них лишь около 1000 получили артиллерию. В остальных устанавливались пулеметы.

Важнейшими задачами ВВС в начале войны являлись завоевание господства в воздухе, отражение во взаимодействии с войсками ПВО и приграничных округов массированных налетов авиации противника, срыв мобилизации и сосредоточения войск и флота противника, совместные действия с первыми эшелонами своих подвижных войск, действия авиации РГК по важнейшим административно-политическим центрам страны противника в целях подрыва ее военной экономики; ведение воздушной разведки в интересах Главного и фронтового командования.

Отражение внезапного нападения воздушного противника намечалось осуществить главным образом силами фронтовой истребительной авиации. Авиация должна была вскрыть районы сосредоточения и состав группировки войск противника. Штурмовой и легкобомбардировочной авиацией надлежало поддерживать действия войск эшелона прикрытия в борьбе с армиями вторжения противника, которые могли принять форму встречного сражения. Истребительная авиация рассматривалась как главное средство борьбы за господство в воздухе, и ей ставилась задача уничтожать авиацию противника и обеспечивать боевые действия своих ВВС.

Из 218 боеспособных полков ВВС к началу войны в состав приграничных военных округов входили: ЛВО – 18, ПрибОВО – 13, ЗапОВО – 21, КОВО и ОдВО – 85. Из 79 авиационных дивизий, имевшихся в ВВС, 48 дивизий, или 60 процентов, находились в западных приграничных округах. Кроме того, на территории Западного, Киевского и Одесского военных округов планировалось базирование 12 дивизий авиации Главного Командования.

ВВС западных приграничных округов рассредоточивались на постоянные и оперативные аэродромы: армейская авиация – в полосе 100-150 км, фронтовая – 300-350 км, Главного Командования – 600-900 км от государственной границы. Аэродромная сеть была развита неравномерно. Если в Киевском Особом и Одесском военных округах в 300 км полосе к востоку от границы имелось 180 аэродромов, что обеспечивало базирование и маневр ВВС, то в Западном и Прибалтийском особом военных округах в пределах указанной полосы имелось всего лишь по 35 аэродромов. За пределами 300-км приграничной зоны имелся 61 аэродром. Однако в период весенней и осенней распутицы в Западном и Киевском особых военных округах можно было производить полеты только с 16 аэродромов, что не обеспечивало нормального базирования авиации.

В КОВО в январе 1941 г. более пяти тысяч летно-технического состава частей ВВС округа были переведены на казарменное размещение вблизи аэродромов. В этом же месяце командующий округом приказал содержать «в окончательно снаряженном виде весь неприкосновенный запас артвыстрелов, набитыми полностью все пулеметные ленты станковых пулеметов и 50 процентов дисков к ручным и станковым пулеметам. Всем зенитно-артиллерийским частям предписывалось содержать в окончательно снаряженном виде один боекомплект артвыстрелов, а орудиям, стоящим на огневых позициях, иметь 1/4 боекомплекта в специально оборудованных погребах, находящихся там же.

В Киевском ВО в 5-й и 6-й армиях приступили к подготовке в 141-й и 169-й стрелковых дивизиях по два парашютно-десантных батальона. Остальные стрелковые батальоны полков этих дивизий начали готовить к посадочному десанту.

12 марта 1941 г. Военный совет КОВО принял решение о строительстве с 20 марта по 1 мая 1941 г. 236 км противотанковых рвов и эскарпов. В апреле Военный совет КОВО принял постановление о призыве военнообязанных запаса частей ВНОС для того, чтобы до 1 ноября 1941 г. полностью развернуть посты в приграничных батальонах ВНОС. Военный совет просил разрешение у наркома обороны привлечь местное население в количестве 105 000 человек на оборонительное строительство.

Директивой НКО СССР от 26 апреля 1941 г. в состав войск округа требовалось отправить из Сибирского ВО 225-ю стрелковую дивизию, а с Дальневосточного фронта – 211-ю воздушно-десантную бригаду. Но начавшиеся перевозки были зафиксированы иностранной разведкой и не доведены до конца.

15 мая 1941 г. Генеральным штабом была дана директива, запрещающая какое-либо перемещение в пределах западных военных округов во избежание срыва плановой боевой подготовки и их мобилизационной готовности. В соответствии с ней штабы округов выслали аналогичные директивы в войска.

В соответствии с директивой наркома обороны СССР от 12 июня 1941 г. Киевскому ОВО была передана 16-я армия в составе 32-го стрелкового корпуса, 5-го механизированного корпуса и 57-й отдельной танковой дивизии. Войска армии, перебрасываемые по железной дороге из внутренних военных округов, должны были сосредоточиться в период с 15 июня по 10 июля 1941 г. На практике же их выдвижение началось с 18 июня и к началу войны полностью закончено не было. 17-19 июня началось выдвижение в направление государственной границы резервов Киевского округа – и некоторых соединений армий прикрытия.

15 июня 1941 г. в ЗапВО было начато выдвижение 2-го (100-я и 161-я стрелковая дивизия), 47-го (55,121,143-я стрелковые дивизии), 44-го (64 и 108-я стрелковые дивизии), 21-го (17, 37 и 50-я стрелковые дивизии) стрелковых корпусов из тыловых районов округа ближе к границе. 17-19 июня 1941 г. началось выдвижение в направление государственной границы резервов Киевского округа – 31, 36, 37, 49, 55-го стрелковых корпусов и некоторых соединений армий прикрытия. Выдвижение этих войск осуществлялось под видом их передислокации на новую лагерную стоянку. Одновременно командующий войсками Ленинградского военного округа М.М. Попов отдал распоряжение о выдвижении к границе войск 14-й армии, прикрывавшей мурманское направление. 19 июня для усиления северной группировки войск началась переброска 1-й танковой дивизии из района Пскова на кандалакшское направление.

Так, например, проведенные четыре заседания Военного совета КОВО в мае и четыре за 20 дней июня 1941 г. были посвящены только решению этих вопросов – повышение боевой готовности войск. В целях усиления войск первого эшелона командование округа обратилось к наркому обороны за разрешением на выдвижение из Луцка к границе 62-й стрелковой дивизии 5-й армии, о переводе 193-й стрелковой дивизии (резерв округа) из Коростеня в Повурский лагерь, управления 13-го стрелкового корпуса из Самбора в Стрый и 3-й кавалерийской дивизии из района Жулкева в Изяславль. Нарком обороны санкционировал решение командующего.

В Киевском Особом военном округе (командующий генерал-полковник М.П. Кирпонос), преобразованном в Юго-Западный фронт, войска, предназначенные для прикрытия государственной границы, в основном находились в местах постоянной дислокации. Стрелковые корпуса, составлявшие по планам резерв округа, выдвигались в свои районы расположения в 100-250 км от государственной границы. В движении находились: 31-й стрелковый корпус генерал-майора А.И. Лопатина в составе 193-й стрелковой дивизии полковника А.К. Берестова, 195-й – генерал-майора В.Н. Несмелова, 200-й стрелковой дивизии полковника И.И. Людникова, 37-й стрелковый корпус комбрига С.П. Зыбина в составе 80-й стрелковой дивизии генерал-майора В.И. Прохорова, 139-й – полковника М.Я. Пименова и 141-й стрелковых дивизий генерал-майора Я.И. Тонконогова, 55-й стрелковый корпус генерал-майора К.А. Коротеева в составе 130-й стрелковой дивизии генерал-майора В.А. Визжилина, 169-й – генерал-майора И.Е. Турунова, 189-й стрелковой дивизии комбрига А.С. Чичканова. Вместо предназначенного 7-го стрелкового корпуса под командованием генерал-майора К.Л. Добросердова в состав 12-й армии (командующий генерал-майор П.Г. Понеделин) прибывал 49-й стрелковый корпус генерал-майора И.А. Корнилова. Входившие в его состав 190-я стрелковая дивизия полковника Г.А. Зверева и 198-я дивизия генерал-майора В.В. Крюкова выдвигались по железной дороге, 199-я дивизия полковника А.Н. Алексеева – походным порядком. Всего в округе к началу войны было 11 стрелковых, 8 механизированных и 1 кавалерийский корпус – 26 стрелковых, 6 горнострелковых, 16 танковых, 8 моторизованных и две кавалерийские дивизии.

16 мая 1941 г. в КОВО был заслушан доклад начальника инженерного управления генерал-майора А.Ф. Ильина-Миткевича по вопросу строительства командного пункта в Тернополе, и принято решение о перегруппировке запасов дизельного топлива дальше от государственной границы Во второй половине мая в целях усиления округа осуществлялась переброска «управления стрелкового корпуса с корпусными частями и одним артполком, четырех стрелковых дивизий по 12 000 человек в каждой и одной горно-стрелковой дивизии» из СКВО.

22 мая 1941 г. командующий КОВО генерал-полковник М.П. Кирпонос обратился к начальнику Генерального штаба Красной Армии с просьбой, несмотря на существовавший запрет, «передислоцировать 430-й гаубичный артиллерийский полк РГК и 317-й отдельный дивизион БМ непосредственно к государственной границе».

29 мая 1941 г. Генеральный Штаб принял решение о  формировании 19-й армии. Военному совету КОВО сообщили, что управление этой армии прибудет в город Черкассы. В ее состав передавались дивизии 34-го и 25-го стрелковых корпусов, прибывавших из Харьковского военного округа. В тот же день Военный совет КОВО принял постановление по повышению боевой готовности и усилению ПВО Киева. 3 июня 1941 г. осуществлялся призыв из запаса 1 509 человек начальствующего состава ВВС. Этим же постановлением сроки строительства объектов ПВО переносились с октября-ноября на 15 июля 1941 г.

14 июня 1941 г. командующий ПрибОВО генерал-полковник Ф.И. Кузнецов утвердил план передислокации ряда дивизий и артиллерийских частей в приграничную зону. 18 июня он потребовал от командиров всех степеней и командующих армиями резкого повышения боевой готовности подчиненных частей и соединений, рассредоточения самолетов и танков, улучшения управления и нацелил их в любую минуту дать сокрушительный отпор вражеским войскам, нарушившим государственную границу СССР. 19 июня им был отдан приказ о переводе авиационных частей в боевую готовность и рассредоточении техники с основных аэродромов на запасные (оперативные). Начальнику ПВО округа предписывалось к исходу 20 июня 1941 г. привести в полную боевую готовность ПВО округа, а начальнику войск связи – все средства связи.

В Прибалтийском Особом военном округе вдоль государственной границы дислоцировались соединения 10-го стрелкового корпуса генерал-майора И.Ф. Николаева в составе 10-й стрелковой дивизии генерал-майора И.И. Фадеева и 90-й стрелковой дивизии полковника М.И. Голубева, 11-го стрелкового корпуса генерал-майора М.С. Шумилова, имевшего 125-ю стрелковую дивизию генерал-майора П.П. Богойчука, 16-го стрелкового корпуса генерал-майора М.М. Иванова, включавшего 5-ю стрелковую дивизию полковника Ф.П. Озерова, 33-ю – генерал-майора К.А. Железникова, 18-ю – полковника П.И. Иванова и 128-ю стрелковые дивизии генерал-майора А.С. Зотова.

Начальник штаба округа к исходу 21 июня 1941 г. доложил в Генеральный Штаб о том, что части и соединения Прибалтийского Особого военного округа в пунктах постоянной дислокации занимаются боевой и политической подготовкой, выдвинув к государственной границе отдельные части и подразделения для наблюдения. Одновременно производилось передислоцирование отдельных соединений в новые районы. 3-й механизированный корпус генерал-майора А.В. Куркина и 12-й механизированный корпус генерал-майора Н.М. Шестопалова заняли районы сосредоточения согласно плану прикрытия. Штабы корпусов, армий и фронта находились на командных пунктах, предназначенных на случай военных действий. В округе, преобразованном в Северо-Западный фронт, были приведены в боевую готовность 6 стрелковых и два механизированных корпуса – 19 стрелковых, 4 танковые и 2 моторизованные дивизии, одна стрелковая бригада. 6 июня 1941 г. штаб Одесского округа отдал распоряжение, чтобы вторая очередь артиллерийских полков и части зенитной артиллерии не отправлялись на сборы с выходом на полигоны, а оставались в местах постоянной дислокации. В тот же день командование обратилось за разрешением на переброску 48-го стрелкового корпуса на бельцкое направление как наиболее вероятное для действий противника. Это предложение было одобрено наркомом обороны.

По мнению А.Г. Хорькова, «оценка организационно-штатной структуры и уровня укомплектованности западных приграничных военных округов накануне войны не может быть однозначной. С одной стороны, проводимые организационно-штатные мероприятия, связанные с численным увеличением, реорганизацией и техническим перевооружением советских войск, являлись крайне необходимыми, так как диктовались военно-политической обстановкой, сложившейся в результате начавшейся Второй мировой войны. Они охватывали все Вооруженные Силы страны, но в первую очередь приграничные округа. Однако эти крупные организационные мероприятия были рассчитаны на более длительный срок, и их незавершенность отрицательно сказалась на уровне боевой готовности округов. Особенно неблагоприятно отразилась одновременная реорганизация и перевооружение большого количества соединений различных родов войск. При этом разграничения, определяющие, какие части должны прежде других полностью быть укомплектованными всем необходимым, не устанавливались. Не удалось добиться должной пропорциональности между развитием, например, воздушно-десантных войск и транспортной авиацией, ростом военно-воздушных сил и строительством аэродромов, увеличением числа соединений и ростом войск связи и других специальных войск. Незавершенность комплекса работ по реорганизации войск приграничных военных округов привела к тому, что накануне войны войска, несмотря на свою многочисленность, оказались недостаточно подготовленными к отражению удара со стороны Германии. Завершить ее, уже на новой основе, пришлось уже в ходе начавшихся боевых действий».

Можно с полной уверенностью согласиться с утверждением А.Г. Хорькова о том, что не подлежат сомнению факты героизма, мужества и самоотверженности воинов Красной Армии, проявленные ими в ходе начавшейся войны. Однако трагедию начального периода нельзя понять без осмысления имевшихся преступных фактов неразберихи, паники, дезертирства, сдачи в плен, низкой боевой готовности многих частей и соединений.

15 июня 1941 г. в ЗапВО было начато выдвижение 2-го (100-я и 161-я стрелковые дивизии), 47-го (55, 121, 143-я стрелковые дивизии), 44-го (64-я и 108-я стрелковые дивизии), 21-го (17, 37 и 50-я стрелковые дивизии) стрелковых корпусов из тыловых районов округа ближе к границе. Начиная с середины июня 1941 г., по решению командующего ЗапОВО генерала армии Д.Г. Павлова 31, 47 и 44-й стрелковые корпуса начали выдвижение из районов постоянной дислокации, удаленных на 400-600 км от границы, ближе к границе в районы, удаленные от нее на 100-300 км.

Евгений Спицын, автор Единого учебника истории в 4-х томах