70-летие Победы каждая страна встретит по-разному: кто-то будет чтить память предков, кто-то искать новую историческую правду, а кто-то стараться переформатировать историческое сознание всего мирового сообщества. Уже много десятилетий идёт польско-российская война за память о Второй мировой. В связи 70-летним юбилеем Победы СССР во Второй мировой войне МИД Польши вышел на новый виток информационной атаки.

1

Чтобы понять разницу между русским и польским восприятием Второй мировой войны, нужно обратиться хотя бы к дате её начала. Социологическое исследование Всероссийского центра изучения общественного мнения показало, что всего 22% россиян верно называют дату начала Второй мировой – 1 сентября 1939 года. Школьные знания надолго отпечатали дату 22 июня 1941 года как начало нашей, Отечественной войны, тогда как 1939 и 1940 годы малозначимы для россиян. Для поляков же их война началась в сентябре 1939 года: 1 сентября напала Германия, 17-го начался освободительный поход Красной армии на Западную Украину и Западную Белоруссию, входивших в состав Польши в соответствии с Рижским мирным договором 1921 года, что в польской историографии расценивается как нож в спину. В этот день, пишут польские учебники по истории, советские солдаты вторглись (!) на территорию Польши. 22 сентября произошла торжественная передача города Брест-Литовска германским командованием советскому, вслед за чем последовал совместный парад вермахта и РККА (во всех польских учебниках утверждается, что парад действительно был совместным). Действо происходило согласно советско-германскому протоколу об установлении демаркационной линии на территории бывшего Польского государства (здесь стоит напомнить, что в 1938 году поляки, как и Гитлер, аннексировали часть территорий у Чехословакии). В российской и белорусской историографии парад в Брест-Литовске называют «мифом» и доказывают, что парада вовсе и не было: немецкие колонны маршем выходили из города, а когда они ушли, прошла советская колонна.

Следующее событие, покрывшее чёрной пеленой сознание поляков, – это Катынский расстрел. Как видят его жители Польши: «тройка НКВД» вынесла смертный приговор 14 542 польским военнопленным по обвинению в совершении государственных преступлений. 3 марта 1940 года народный комиссар внутренних дел Л.П. Берия предложил Политбюро ЦК ВКП(б) расстрелять 14 700 поляков. Через два дня было принято решение о расстреле. После обнаружения массовых захоронений в Катынском лесу в 1943 году советскими войсками была создана комиссия Николая Бурденко, которая провела собственное расследование и дала заключение, что польские граждане были расстреляны в Катыни в 1941 году немецкими оккупационными войсками. Советско-польские дипломатические отношения были разорваны. И затем на протяжении многих лет Катынский расстрел осложнял советско-польские, а затем и российско-польские отношения. В 1990 году руководство СССР официально признало ответственность НКВД за трагедию. В 2010 году президент России Д.А. Медведев заявил: «Катынская трагедия – это следствие преступления И. Сталина и ряда его приспешников. Позиция российского государства по этому вопросу давно сформулирована и остаётся неизменной».

Казалось бы, заявления российского президента и Государственной Думы «О Катынской трагедии и её жертвах» от 26 ноября 2010 года должны были поставить точку в польско-российских спорах, однако поляки начали педалировать новую проблему – это так называемая Августовская облава, событие, которое претендует на роль второй Катыни. Это военная операция, в результате которой в июле 1945 года в северо-восточной части Польши советскими войсками во взаимодействии с Гражданской милицией и Управлением общественной безопасности Польши, при участии других польских организаций были задержаны польские граждане, которые подозревались в пособничестве польскому антикоммунистическому подполью. Польская сторона пишет, что они были расстреляны без судебных разбирательств. Однако документальных подтверждений вышеуказанному ни с той, ни с другой стороны нет. В архиве ФСБ нашли лишь шифротелеграмму начальника Главного управления контрразведки СМЕРШ Виктора Абакумова наркому внутренних дел СССР Лаврентию Берии от 21 июля 1945 года, в которой говорилось, что «арестованных на 21 июля с.г. числится всего лишь 592 чел., и задержанных, которые проверяются, 828 чел. У арестованных бандитов в лесах в тайниках изъято 11 миномётов, 31 пулемёт, 123 автомата, винтовки, пистолеты и гранаты и 2 радиостанции».

2

Упомянем и о причинах облавы. Весной и летом 1945 года партизанами округа по приказу командира всех лесных отрядов Белостокского округа AKO майора Зигмунта Шендзеляжa были расстреляны сотрудники НКВД, солдаты Красной армии и многие другие. Среди формирований майора Зигмунта Шендзеляжa был распространён его приказ о том, что советских военнослужащих в плен брать запрещено – при захвате их необходимо уничтожать на месте. Таких «командиров» было несколько. На примере Зигмунда Шендзеляжа можно увидеть современную позицию властей Польши. Зигмунд Шендзеляж, отряды которого в 1945 году расстреливали советских военнослужащих (имеются данные о его причастности к массовому убийству литовцев Дубингяй и расстрелам советских военнопленных), в 1988 году был посмертно награждён президентом Польши в эмиграции высшим орденом Польши Золотым крестом Виртути Милитари, посмертно реабилитирован польским судом в 1993 году и награждён Большим крестом ордена Возрождения Польши в 2007 году президентом Лехом Качиньским. Хороший пример тому, как правительство Польши меняет историческое сознание целого поколения! Начиная с 1988 года Зигмунда Шендзеляжа, причастного к массовым убийствам, считают героем.

При этом забыто, что более 600 тысяч красноармейцев погибли, освобождая Польшу! Тогда, в ходе наступления, советские войска освободили из фашистской неволи десятки тысяч граждан различных национальностей. К 15 февраля 1945 года на сборно-пересыльных пунктах 1-го Украинского фронта было зарегистрировано почти 50 000 освобождённых. Однако теперь об этом не только перестали вспоминать с благодарностью, но и начали целенаправленно замалчивать этот факт. Что ж, у поляков и россиян разная память: одни чувствуют себя жертвами, другие – освободителями. Отсюда и разное начало войны, и разная значимость наиболее важных событий Второй мировой войны: у поляков 17 сентября и Катынь, у россиян – Сталинград и Берлин.

3

В начале 2015 года российскую общественность возмутили высказывания главы МИД Польши Гжегожа Юлиуша Схетыны о концлагере Аушвиц-Биркенау. Министр считает, что его освободили украинцы. В эфире радиостанции «Polskie radio» он заявил: «А может, лучше сказать, что это был 1-й Украинский фронт и это украинцы освобождали, потому что в тот январский день они там были и они открывали ворота концлагеря?» Из уст выпускника философско-исторического факультета это звучит как минимум некомпетентно. Да, 1-й Украинский фронт наравне с 1-м Белорусским действительно освобождал концлагерь, но это не значит, что в составе Украинского фронта были только украинцы, а в составе Белорусского – белорусы. Возможно, тогда и Красное море действительно красного цвета? Пожалуй, министр иностранных дел ошибается. Ведь в состав того самого Украинского фронта вошла 59-я армия, переброшенная в Польшу из Выборга. В официальном заявлении МИД России говорится, что до ноября 1943 года 1-й Украинский фронт назывался Воронежским, а до этого Брянским. Хотя даже этот факт не может иметь значения, ведь тогда все эти люди были гражданами одной великой державы, которая вела борьбу против общего врага. Впрочем, на этом высказывания Гжегожа Схетыны не закончились. Позднее в эфире радиостанции RMF FM он предложил перенести празднование Дня Победы из столицы России в столицу Германии. «Почему мы так легко привыкли к тому, что Москва – это место, где чтят окончание военных действий, а не Лондон или Берлин, что было бы ещё более естественным?» – сказал он. В ответ глава МИД России Сергей Лавров назвал эти высказывания «кощунственными» и «циничными».

Читать продолжение

Анастасия Середа,
Первая редакция статьи: журнал «Мужская работа»