С нами воевала, считай, вся Европа

— Что с военнопленными? Сколько их всего, сколько вернулось, какова судьба? Ведь постоянно говорят о том, что их поголовно посадили в советские лагеря.

— Историки США нас упрекают в том, что мы завысили цифры потерь, в частности, что часть без вести пропавших ушли в партизаны и остались в живых. Возможно. Известно, что без вести пропали и попали в плен 4 миллиона 559 тысяч военнослужащих. В плену погибло более 2 миллионов. На 1 июля 1945 года в немецких концлагерях зарегистрировано 2 миллиона 16 тысяч советских воинов. Домой вернулись 1 миллион 836 тысяч. Из остальных часть умерли по причине истощенности, часть эмигрировали в Бразилию, Канаду, Австралию и другие страны.

— Григорий Федотович, вы за время 20-летней работы погрузились в войну, можно сказать, чувствуете её воздух и алгеброй цифр способны измерить любое утверждение о ней. Скажите, какова на самом деле цена Победы?

— Цена велика, колоссальна, но не чрезмерна. Все, кто утверждает обратное, исходят из заведомо ложных посылок о том, что с нами воевала одна Германия, и сопоставляют наши и её возможности. Это неправильно.

Во-первых, к началу войны на Гитлера работала, считай, вся оккупированная Европа. Промышленный потенциал Германии вместе с сателлитами в 2,5 раза превышал потенциал СССР. Вплоть до осени 43-го противник использовал ресурсы с занятых им советских территорий. Действовали некоторые шахты в Донбассе, ремонтные заводы для военной немецкой техники, урожай собирали.

Во-вторых, немецкая армия была лучше подготовлена, а наша только развертывалась, мы тут на 1,5–2 года отставали.

В-третьих, не забывайте о том, что фашизм объявил войну на истребление советского народа и духом расового превосходства были проникнуты не только части СС, но и каждый солдат вермахта.

В-четвертых, мало того что Советскому Союзу объявили войну 7 государств, которые я выше назвал. Не объявившие нам войну Болгария и Хорватия объявили её Англии и США и сковывали силы наших союзников. Очень активно помогали Германии Франция и Япония. Фюреру симпатизировали нейтральные Швейцария и Швеция (шведы укомплектовали ряд соединений). В вермахт влились дополнительно 1,8 миллиона немцев, проживающих вне исторической родины. Под флаг борьбы с большевизмом встали 26 дивизий СС, укомплектованных добровольцами из разных стран Европы, части из граждан СССР – жителей Прибалтики, Крыма и Северного Кавказа. Из жителей двух последних регионов в 43-м немцы сформировали корпус, который, пройдя боевое крещение в белорусских лесах, был направлен на подмогу белогвардейскому казачьему корпусу Штейфона воевать с югославскими партизанами. И вся эта мощная армада двинулась против Красной армии.

Скажем прямо: нам противостояла практически вся Европа. Так сложилось в военной историографии, что этот момент и раньше, и теперь ускользает из нашего восприятия событий войны. А о нём надо помнить. И тогда многие вопросы, которыми сегодня насилуют общественное мнение, снимутся сами собой.

Юбилей Победы без Верховного главнокомандующего?

— Один из этих «проклятых» вопросов всю весну будоражит Москву, да и не только её. Повесят или не повесят в праздничном оформлении столицы десяток портретов Сталина? Либеральная часть общества против, ибо это, по её мнению, причинит боль противникам вождя и разделит общество. Но мне кажется, что достаточно каждому спросить себя, был ли такой человек в нашей истории или нет. Был. И народ в нашумевшем телеопросе «Имя Россия» поставил его в тройку лидеров, невзирая на контрпропаганду и сомнения в корректном подведении итогов.

— Что тут сказать? Напомню, что к сентябрю 41-го года противник оккупировал советскую территорию, на которой до войны проживало 88 миллионов человек! От 8 до 10 миллионов из них уехали в ходе эвакуации промышленных предприятий, а 80 миллионов остались на занятой врагом земле. То есть с сентября 1941-го по сентябрь 1943 года Советский Союз воевал, имея, по сути, 120 миллионов человек против 300 миллионов граждан Германии и ее союзников. И в это время осуществлены самые сложные операции – под Москвой, Сталинградом и Курском!

Силами этого почти ополовиненного населения нужно было эвакуировать и восстановить промышленность, создать производство военной техники и боеприпасов, причем обогнать Германию по этой позиции, содержать Вооруженные силы численностью в разные годы от 8 до 12 миллионов человек, восполнять потери, иметь 85-тысячную группировку войск в Иране, 83-тысячную в Монголии, 400-тысячный Дальневосточный фронт против японской Квантунской армии и почти 200-тысячный Закавказский фронт против Турции.

И я иногда, выступая с лекциями, спрашиваю слушателей, назовите мне другого человека, кроме Сталина, кто бы в этот сложнейший период взял в свои руки руководство страной, промышленностью, Вооруженными силами, наукой, военными действиями и вел разумную внешнюю политику? Никто назвать не может. Но и Сталина не называют. Комментарии излишни.

— Григорий Федотович, огромное спасибо вам и вашим коллегам за 21-летний капитальный скрупулезный труд, который в таком объёме вряд ли кто решится повторить ещё раз. В ваших книгах много таблиц, карт, численных обозначений воинских частей, адресов братских могил с указанием количества захороненных воинов, описаний геройских сражений. Для вас слова «Никто не забыт и ничто не забыто» — не лозунг, а содержание жизни. Хотелось, чтобы такое же отношение к нашей Победе и памяти о тех, кто ее одержал, одухотворяло ныне и во веки веков все российское общество без исключения.

Беседовала Людмила ГЛАЗКОВА,
По материалам «РФ сегодня», №9 за 2010 год

Читать Часть I