Во многих регионах страны православные епархии, монастыри и приходы брали шефство и помогали в организации госпиталей, детских домов и садов.

В Калужской области местный епископ Питирим (Свиридов) обратился в апреле 1943 года к командованию госпиталя с предложением принять над ним шефство. Командование госпиталя приняло предложение. Осуществляя это шефство, церковный совет собрал среди верующих 50000 рублей и приобрёл на них 500 подарков, которые были розданы раненым председателем церковного совета, посетившим с этой целью госпиталь. Силами церковного хора в госпитале устраивались концерты с программой русских народных песен и песен советских композиторов.
Активная патриотическая деятельность в годы войны проводилась во всех функционировавших монастырях СССР, где ежедневно возносились молитвы, собирались пожертвования на военные нужды, оказывалась помощь раненым.
В годы войны во многих православных монастырях устраивали госпитали, находившиеся на полном содержании и обслуживании монашествующих. Монахини женских монастырей обслуживали больницы, работали в прачечных, пекарнях и на других работах.

Финансовая помощь, оказанная монастырями, также была значительной. Так, Курский Свято-Троицкий женский монастырь сдал за несколько месяцев 1944 года 70000 рублей, Днепропетровский Тихвинский женский монастырь – 50000 рублей, Одесский Михайловский женский монастырь 100.000 рублей, Киево-Печерская Лавра 30000 рублей [1].

Бывало и так, что, свершив свой подвиг на полях сражений, верующие женщины принимали монашеский постриг. Монахиня Серафима (Зубарева), будучи военным врачом, вместе с воинами 3-го Украинского фронта прошла по дорогам Болгарии, Венгрии, Румынии и была награждена медалью «За победу над Германией».
Монахиня Антония (Жертовская) была медсестрой, участвовала в боях на Ростовском и Харьковском направлениях, была награждена медалью «За боевые заслуги». Игуменья Анатолия (Букач), настоятельница Одесского Михайловского монастыря, вместе с сестрами обители активно помогали Красной Армии продовольствием, медикаментами, одеждой, за что была награждена медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне» [2].

Но не только в материальном выражении проявлялась помощь верующих фронту. Архиепископ Лука (Войно-Ясенецкий), будучи по своей светской специальности хирургом, имевшим степень доктора медицинских наук и звание профессора медицины, спас сотни раненых бойцов Красной Армии.
Когда началась Великая Отечественная война, епископ Лука от6ывал ссылку в селе Большая Мурта Красноярского края. Архиерей не захотел быть безучастным свидетелем постигшей страну трагедии. Узнав о начале войны, он немедленно послал телеграммы в Наркомздрав Бурденко, главному хирургу армии и М.И. Калинину. В них владыка выразил готовность оказывать помощь воинам в условиях фронта и тыла, просил направление в госпиталь. А по окончании войны он обещал вернуться обратно в ссылку [3].

Ответ пришел незамедлительно. В конце июля в Большую Мурту прилетел главный хирург Красноярского края и просил епископа Луку стать главным хирургом красноярского эвакогоспиталя 15-15. Уже на следующий день по прибытии он начал оперировать. Несмотря на возраст, профессор-архиерей проводил в операционной по 9-10 часов, ежедневно совершал до пяти сложнейших операций. Приезжавший в Красноярск профессор Приоров говорил потом епископу Луке, что ни в одном из госпиталей, которые посетил, он не видел таких блестящих результатов лечения инфицированных ранений суставов, как у него. По окончании операций профессор начинал консультации, читал лекции, писал медицинские трактаты. За научную разработку новых хирургических методов лечения гнойных заболеваний и ранений, изложенных в книгах «Очерки гнойной хирургии» и «О поздних операциях при инфицированных ранениях больших суставов», епископу Луке была присуждена Сталинская премия первой степени. Большую часть из нее хирург передал детям-сиротам [4].

Лечение раненых преосвященный Лука совмещал с архиерейским служением – в 1943 году он был назначен управляющим Красноярской епархией, а в феврале 1944 года переведен правящим архиереем в Тамбовскую епархию. На новом месте своего служения владыка сразу же начал ремонтировать городской собор, вести службы. На попечении находилось 150 госпиталей, и в каждом – до 1000 коек. Кроме того, архиерей консультировал хирургические отделения городской больницы, проводил личный прием больных в поликлинике, выступал на научных конференциях.

Священный Синод при местоблюстителе патриаршего престола митрополите Сергии приравнял лечение владыкой Лукой раненых к доблестному архиерейскому служению и возвел его в сан архиепископа. По окончании войны высокопреосвященный Лука получил от патриарха Алексия право ношения на клобуке креста, а от Советского правительства медаль: «За доблестный труд в Великой Отечественной войне» [5].

Не менее героическими были и подвиги священнослужителей, призванных в Красную Армию. Среди них находились танкисты, пехотинцы, артиллеристы, награждённые боевыми орденами и медалями, отмеченные благодарностями командования.

Как факт признания патриотической деятельности Православной Церкви в годы Великой Отечественной войны было расценено решение правительства о предоставлении мест на гостевых трибунах у мавзолея В.И. Ленина руководящим деятелям Церкви во время Парада Победы 24 июня 1945 года [6].

Духовенство и верующие повсеместно участвовали во всенародном подвиге по защите Отечества. Это участие выражалось не столько в сборах денежных средств на нужды фронта (300 миллионов рублей, собранных Русской Православной Церковью, не делали погоды на общем фоне), сколько в обеспечении консолидации нашего общества в критическое для страны время.

Патриотическую деятельность Русской Православной Церкви не правильно было бы оценивать исходя из собранных ей пожертвований в Фонд обороны страны. Важно учитывать то, что духовенство и верующие давали последние копейки, а если требовалось, то и саму жизнь на алтарь Победы.

В годы войны вся Церковь, её иерархи, клирики, монашествующие и миряне проявляли удивительные образцы высоты и твёрдости духа, нравственной чистоты и стойкости, силы христианского терпения, особенно те, кто был направлен на фронт из тюрем, лагерей и ссылок.

Высокий долг и священная обязанность сегодняшнего поколения россиян – помнить о великих подвигах наших предков, всех, кто отдал свои жизни и здоровье за ближних и за Отечество своё в годы минувшей войны, и памятью этой свидетельствовать грядущим поколениям.

9 мая 1945 года пришла Победа. В этот день во всех церквах читалось послание патриарха Московского и всея Руси Алексия: «Пробил последний час фашистской Германии. Бог посрамил дерзкие мечты злодеев и разбойников, и мы видим их теперь несущих грозное возмездие за свои злодеяния. Мы уверенно и терпеливо ждали этого радостного дня Господня… и православная Русь после беспримерных бранных подвигов, после неимоверного напряжения всех сил народа… ныне предстоит Господу в молитве, благодарно взывая к самому источнику побед и мира за Его небесную помощь в годину брани…

Много еще предстоит нам трудного дела; но мы теперь можем дышать свободно и радостно приняться за труд – тяжкий, но созидательный…

Святую же Церковь нашу в лице ее архипастырей, пастырей и верных чад призываю с таким же усердием и с такой же пламенной верой молиться о мирном преуспеянии нашей страны…» [7].

Цели, которые ставила перед собой Православная Церковь в мирных условиях, по значимости были не меньше, чем в годы войны. Предстояло поднять из руин села, города, храмы; молясь о павших, не оставить без внимания здравствующих, протянуть руку помощи калекам и сиротам.

Общеизвестное милосердие Церкви проявилось в сборе средств, направляемых на помощь детям и сиротам воинов. Уже через месяц после окончания войны Сталин телеграфировал на имя патриарха: Благодарю Вас за заботу о детях и семьях бойцов Красной Армии».

Когда корреспондент «Известий» попросил патриарха Алексия ответа на вопрос: «Чем занималась Церковь во время войны?» – он ответил: «Церковь прежде всего молилась» [8]. За заслуги в организации патриотической работы в годы Великой Отечественной войны и за деятельность в борьбе за мир патриарх Московский и всея Руси Алексий был награжден четырьмя орденами Трудового Красного Знамени и многочисленными медалями СССР, в том числе медалью «За оборону Ленинграда». Его слова, сказанные незадолго до окончания войны, звучат сегодня как завещание Русской Православной Церкви: «Дай Бог, чтобы и на будущее время не оскудела ревность и щедрость русских православных верующих людей и чтобы это посильное участие наше в деле стояния за Родину и борьбе за ее честь и свободу привлекли благословение Божие на великий подвиг» [9].

Руководству Московской Патриархии удалось с началом Великой Отечественной войны организовать патриотическую деятельность духовенства и верующих, мобилизовать духовные и материальные ресурсы Русской Православной Церкви на разгром врага. Иерархи Церкви призывали паству к защите Отечества на фронтах и трудовым подвигам в тылу посредством патриотических обращений.

Непреходящее значение проповедей, посланий и воззваний патриарха Сергия, митрополитов Алексия и Николая состоит прежде всего в том, что они призывали паству всецело отдавать себя общему делу, стоять до последней капли крови за веру, национальную и культурную самобытность. Архиереи выражали непоколебимую уверенность в торжестве русского оружия над фашизмом. В патриотических речах и обращениях православных архипастырей к верующим проявлялась и их собственная любовь к Отечеству.

Многие клирики Русской Православной Церкви в годы войны получили государственные награды. Судьбы сотен священников были отмечены тогда геройскими поступками. Но среди священнослужителей есть имена, которые навсегда останутся безвестными. В их забвении немалую роль сыграло время волюнтаризма и застоя. Надеемся, что совместными трудами историков, краеведов, журналистов со временем удастся восстановить имена всех служителей Церкви, мирян, всех тех, кто отдал свою жизнь на алтарь Победы. Чистый свет этого подвига не погаснет в грядущих веках.

На оккупированных территориях священнослужители зачастую выступали связующим звеном между местным населением и партизанами, многие из них призывали народ и сами вступали в ряды народных мстителей, снабжали их продуктами, медикаментами, оружием, одеждой, ходили в разведку, участвовали в боевых операциях, доставляли в партизанские отряды разведданные. Пастыри Церкви распространяли патриотические листовки, советские газеты, помогали в лечении тяжелораненых партизан и бойцов Красной Армии, создавали отряды самообороны от фашистов и националистов.

Священнослужители в невероятно тяжёлых и опасных условиях оккупации собирали средства в Фонд обороны страны, спасали евреев от смерти, крестя их и давая им христианские имена, укрывали отставших при отступлении от частей красноармейцев, сбежавших из лагерей военнопленных, препятствовали эвакуации в Германию соотечественниц, распространяли среди населения сводки Совинформбюро. Надо признать, что проповеди пастырей Церкви, оставшихся на занятой врагом территории, имели для населения зачастую не меньший вес, чем эти сводки.

Одной из форм патриотической деятельности Церкви можно считать организацию церковных попечительств, оказывавших бесплатную помощь продуктами питания и лекарствами больным и престарелым людям, оказавшимся в оккупации.

Примером для остальных служила патриотическая деятельность православного духовенства и верующих в Московской и Ленинградской епархиях, где священно – и церковнослужители принимали активное участие в местных органах противовоздушной обороны, в сооружении оборонительных рубежей, в организации бомбоубежищ. Духовенство и верующие укрывали от фашистов раненых красноармейцев, помогали им затем пробираться к своим частям.

Материальная помощь, воспитание мужества, самопожертвования и веры в победу у верующих, шефство и помощь в организации госпиталей, детских домов и садов, уход за больными и ранеными, утешение людей и помощь им в преодолении страданий от потерь войны, консолидация верующих, направленная на достижение единства тыла, — вот далеко не полный перечень мероприятий, проведенных духовенством и мирянами Русской Православной Церкви за годы Великой Отечественной войны.

Таким образом, одним из важнейших факторов победы СССР в войне было сплочение и совместное действие всех конструктивных, патриотических сил, независимо от политических, национальных, конфессиональных и других различий – ради спасения единого Отечества. В этой связи серьёзный научный интерес представляет вопрос о роли и месте религии и церкви в чрезвычайных условиях войны.

Много споров в настоящее время вызывают проблемы духовной жизни, роли идеологии в связи с Великой Отечественной войной. Духовная культура включает в себя науку, искусство, систему народного образования и культурно-просветительские работы, религию, определяющие в итоге мировоззрение народов.

Необходимо отметить, что повышение роли духовной жизни, перестройка её в соответствии с требованиями военного времени, не могли иметь форму политического принуждения, как это иногда упрощённо трактуется. Это явление было более многомерным – оно утверждалось как борьба за патриотическое мироощущение, за сплочение народа перед лицом угрозы порабощения. И хотя в чрезвычайных условиях войны духовная жизнь, культура, наука и даже религия были в максимальной степени политизированы, это не изменило их сущности и значения.
Патриотизм стал самым глубоким и сильным источником Победы. Народ выстоял, сохранил государственную независимость, свою культуру. Признавая многомерность и широту поднятой в исследовании проблемы, автор сосредоточил внимание на тех сферах духовной жизни, субъектах, методах её организации, которые непосредственно служили объединению и мобилизации всех народных сил на отпор фашистским агрессорам, на реализацию восстановительного процесса в освобождённых районах в годы Великой Отечественной войны.

[1] Якунин В.Н. Положение и деятельность Русской Православной Церкви… – С. 214.
[2] Сперанская Е. Участие женщин-христианок в Великой Отечественной войне // Журнал Московской Патриархии. – 1985. – №5. – С. 42-43.
[3] Поповский М. Жизнь и житие Войно-Ясенцкого, архиепископа и хирурга // 1980. – №4. – С.47-92.
[4] Журнал Московской Патриархии. – 1946. – №2.
[5] Поповский М. Жизнь и житие Войно-Ясенцкого, архиепископа и хирурга // 1980. – №4. – С. 47-92.
[6] Чумаченко Т.А. Государство, православная церковь, верующие. 1941-1961 гг. – М., 1999. – С. 60-61.
[7] Якунин В.Н. Положение и деятельность Русской Православной Церкви… – С. 196.
[8] Костин Б. За други своя // Журнал Московской Патриархии. – 1993. — №12. – С.26.
[9] Княшевский П. Верой и правдой // Журнал Московской Патриархии. – 1990. – №5. – С.55.

Вера Македонская
доктор исторических наук, профессор кафедры «История»,
НИЯУ «МИФИ»

Часть I, Часть II