Серьезный вклад в приближение Победы советского народа в Великой Отечественной войне внесла и Русская Православная церковь.

С началом Великой Отечественной войны духовная связь народа со своими патриотами-предками стала наиболее очевидной. Немало способствовали этому процессу патриотические воззвания православного духовенства, возрождение духовного подвижничества. В обществе начал происходить процесс возрождения национального самосознания народа, испокон веков твёрдо убеждённого в том, что защищать Родину от врагов есть не только гражданский, но и высший христианский долг.

Современный период даёт возможность пересмотреть многие устоявшиеся стереотипы, заново осмыслить наиболее важные события отечественной истории, в том числе и проблему государственно-церковных отношений времён Великой Отечественной войны.

Опыт Великой Отечественной войны свидетельствует, что объединение усилий руководства советского государства, Русской Православной Церкви, армии и народа по достижению Победы проходило по нескольким направлениям:

1. Усиление патриотической деятельности Церкви и на этой основе улучшение взаимоотношений между государством и религиозными организациями, священнослужителями.
Совершая агрессию против СССР, нацисты рассчитывали использовать в том числе и религиозный фактор для раскола советского общества, разобщения народа. Гитлеровское окружение считало, что притеснение верующих и репрессии против Церкви озлобят паству против советской власти, и немецкие войска будут иметь многих своих сторонников среди советских людей, особенно среди священников. Но расчеты гитлеровцев не оправдались.

Уже в первый день войны местоблюститель патриаршего престола митрополит Сергий обратился с посланием к верующим, благословляя их на борьбу против гитлеровской агрессии. (Слайд Сергий и послание).
В годы войны митрополит Сергий более 20 раз обращался с посланиями к верующим и всякий раз призывал русское воинство бить врага. Это видно, к примеру, из послания, сделанного им 24 ноября 1941 года, в период ожесточенных боев в Подмосковье. В послании говорилось: «Гитлеровский молох продолжает вещать миру, будто бы он поднял меч «на защиту религии» и «спасения» якобы поруганной веры. Но всему миру ведомо, что это исчадие ада старается лживой личиной благочестия только прикрывать свои злодеяния… Теперь патриотизм поднялся грозной волной для врагов, и уже близок час, когда она смоет с лица Земли коричневую нечисть. Могучее русское воинство только теперь начинает расправлять свои богатырские плечи, готовясь нанести сокрушительный удар вероломному врагу» [1]. С патриотическими посланиями к пастве обращались также и ближайшие сподвижники местоблюстителя – митрополит Ленинградский и Новгородский Алексий (Симанский) и митрополит Киевский и Галицкий Николая (Ярушевич).

Так, митрополит Алексий все страшные дни блокады оставался со своей паствой в голодном и холодном вымирающем городе на Неве, в котором действовало 5 православных церквей.
Своими проповедями и посланиями он вселял в души ленинградцев мужество и надежду, призывал верующих самоотверженно помогать воинам честной работой в тылу.

В годы войны церковь развернула широкую благотворительную деятельность: осуществляла сбор денежных средств и ценностей на оружие и боевую технику, на подарки бойцам, на содержание раненых в госпиталях и сирот в детских домах.

30 декабря 1942 года митрополит Сергий обратился к верующим с призывом собрать средства на сооружение танковой колонны имени Дмитрия Донского. В ответ на призыв первого иерарха только в Московском Богоявленском соборе духовенством и мирянами было собрано более 400 тысяч рублей. Вся церковная Москва собрала свыше 2 миллионов рублей, в блокадном Ленинграде православные собрали 1 миллион рублей, в Куйбышеве было пожертвовано 650 тысяч рублей [2]. Взносы православных верующих и священнослужителей за годы войны составили более 300 миллионов рублей, 8 миллионов рублей из этой суммы пошли на колонну танков имени Дмитрия Донского (40 танков Т-34).

Торжественная передача боевых машин состоялась 7 марта 1944 года под Тулой, которые получили 38-й и 516-й отдельные танковые полки. Танкисты этих полков вели бои за освобождение Белоруссии и Польши, боевые машины с надписями на башнях «Дмитрий Донской» видели на улицах освобожденных от немцев Праги и Вены.

Патриотическая деятельность Церкви выражалась в публичном осуждении той части духовенства, которая сотрудничала с оккупантами. Осуждению и отлучению от Церкви была подвергнута, в частности, значительная группа духовенства Украины, Белоруссии и отдельных областей России. Однако лишь небольшое количество верующих и тем более русских священников сотрудничали с оккупантами. Коллаборационистам не удалось взять под контроль религиозную жизнь на оккупированной территории страны, протестные действия наблюдались во многих местах. Особенно острые конфликты между верующими и священнослужителями – сторонниками поддержки оккупантов, стали возникать после пасхального 1943 года послания митрополита Алексия, призвавшего духовенство и мирян участвовать в партизанской борьбе.

2. Другим важным направлением совместной деятельности власти и Церкви по объединению усилий в достижении Победы являлась либерализация государственно–религиозной политики. Активная патриотическая деятельность подавляющей части духовенства и верующих Православной церкви послужила одной из причин начала значительных изменений её взаимоотношений с государством. За 2 года войны, несмотря на отсутствие необходимого аппарата управления, печатного органа и юридического статуса, Церковь сумела упрочить своё влияние в стране.

Исключительно важное значение для дальнейших взаимоотношений и взаимодействия государства и Церкви имело приглашение в Кремль для встречи со Сталиным трех митрополитов 4 сентября 1943 года. В ходе беседы были решены вопросы, которые стояли перед русской Церковью в течение десятилетий: о созыве собора епископов и избрании Патриарха, об открытии богословских курсов при епархиях, об издании «Журнала Московской Патриархии», об открытии церквей, о снятии ограничений на передвижения для священнослужителей, отсидевших в лагерях и др.

Уже через 4 дня после этой исторической встречи – 8 сентября 1943 года на соборе, в котором участвовало 19 епископов, был избран Святейший Патриарх Сергий. Но, к сожалению, он возглавлял РПЦ недолго, т.к. 15 мая 1944 года скончался.

В начале февраля 1945 года в Москве состоялся поместный собор РПЦ, который избрал Патриархом Московским и всея Руси митрополита Ленинградского Алексия. Принятое собором «Положение об управлении Русской Православной Церковью» свидетельствовало о новых шагах властей навстречу верующим. Весь 1945 год прошёл под знаком дальнейшей либерализации государственно-религиозной политики. Так, 10 апреля состоялась встреча Патриарха Алексия со Сталиным. На встрече обсуждались вопросы, связанные с патриотической деятельностью Церкви на завершающем этапе Великой Отечественной войны, расширением сети духовных учебных заведений и церковно-издательской деятельности.

В годы войны влияние Церкви на население страны значительно возросло, условия её существования несколько нормализовались, улучшилось отношение к духовенству, возрождалась жизнь в монастырях. К октябрю 1994 года возобновили богослужения около 200 храмов, из запасников музеев в храмы передавались иконы, культовая атрибутика, изъятая в 20-е – 30-е годы.

Однако деятельность Церкви по-прежнему находилась под контролем государственных органов. 14 сентября 1943 года был создан Совет по делам Русской Православной Церкви. его председателем Наркомата государственной безопасности Г.Г. Карпов.

В задачу Совета входило осуществление связи между Правительством СССР и Патриархом Московским и всея Руси по вопросам, которые требовали разрешения или содействия властных структур. На этот орган возлагалась функция наблюдения за своевременным проведением в жизнь законов и постановления Правительства СССР, относящихся к РПЦ на всей территории страны. Он имел институт уполномоченных, которые не должны были вмешиваться во внутреннюю жизнь Церкви, что на практике не всегда соблюдалось.

В то же время образование Совета по делам РПЦ при СНК СССР имело и положительные стороны. Нередко Совет и его уполномоченные защищали права верующих и церквей от незаконных действий местных властей, или выступали с инициативой перед Правительством о расширении прав Церкви, предоставлении ей тех или иных льгот. С участием Совета были подготовлены и приняты многие правительственные документы, оказавшие положительное влияние на состояние государственно-церковных отношений. Среди них – постановление СНК СССР от 28 ноября 1943 года «О порядке открытия церквей».

Все эти решения, по словам председателя Совета Г.Г. Карпова, рассматривались как важные меры, с тем «чтобы несколько улучшить (нормализовать) отношения между Церковью и государством и тем саамы обеспечить морально-политическое единство всего советского народа в тяжёлые годы войны, не допустить использование Церкви как организации, в качестве пятой колонны в нашем тылу, на что делали ставку наши враги, а наоборот, включить Церковь в общую борьбу советского народа с немецкими захватчиками» [3].

Конкретными причинами коренного изменения характера государственно-церковных отношений в условиях войны явились: патриотическая позиция Русской Православной Церкви, других религиозных организаций страны; церковная политика гитлеровского руководства на оккупированных советских территориях, направленная на использование церкви против Советского государства; стремление использовать возможности союзников по антигитлеровской коалиции для оказания материальной и военной помощи СССР.
С началом войны начинается новая политика государства в отношении религии, церкви и верующих. Сущность её можно определить как нормализацию отношений с церковью, т. е. создание таких отношений, которые способствовали возрождению церкви, религиозной церковной деятельности, направленной как на удовлетворение духовных потребностей верующих, так и на патриотическое служение делу общей борьбы с немецко-фашистскими захватчиками.

В политике нормализации государственно-церковных отношений в военные годы следует выделить три этапа:
Первый этап: 22 июня 1941 года – начало ноября 1942 года. Этот этап характеризуется тем, что государство постепенно формировало у населения, воинов новое восприятие церкви, которая однозначно заняла патриотическую позицию по отношению к Отечеству. Государство осуществляло свои отношения с церковью фактически, не придавая им юридического характера.
Закончился первый этап 2 ноября 1942 года. В этот день вышел Указ Президиума Верховного Совета СССР, которым создавалась Государственная комиссия по расследованию фашистских злодеяний. Членом этой Государственной комиссии был назначен митрополит Николай. Следовательно, 2 ноября можно считать днем официального начала процесса нормализации государственно-церковных отношений.
Таким образом, первый этап в деле нормализации отношений между Советским государством и Русской православной церковью можно назвать подготовительным.

[1] Тюрин Ю.П. Копьё и крест. М., Патриот, 1992, с. 204
[2] Новая и новейшая история, 1995, №2, с. 43
[3] Отечественная история, 1995, №4, с. 130

Читать продолжение

Вера Македонская,
доктор исторических наук, профессор кафедры «История»,
НИЯУ «МИФИ»