Торшин Роман, победитель конкурса «Студенческая наука» в 2015 году

 

МОЯ СЕМЬЯ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

Я хочу посвятить свой рассказ Брянскому фронту и памяти тем людям, ко-торые сражались в его рядах за честь и за нашу свободную жизнь. Пожалуй, нет теперь уголка в нашей стране, где бы не слышали о брянском лесе, о том, как сурово и грозно он шумел для врага в годы минувшей войны. Брянский фронт, как герой-солдат – воевал, был ранен, на него даже приходили похоронки, он подозревался в предательстве и чествовался как герой. Это его солдаты, почти стотысячная армия, сложили свои головы на реке Рессете. Однако он сумел усто-ять и в составе уже Белорусского фронта брал Берлин.

В наше время очень важно помнить и не забывать, какой великий подвиг совершили наши деды и прадеды в этой страшной войне. Брянский край – это край партизан, край дремучих лесов и отважных людей. Поэтому главный мемо-риальный комплекс – Партизанская поляна, воздвигнут именно в лесу, на месте одной из самых значительных баз партизан в Великой Отечественной войне. Именно здесь и были произнесены слова партизанской Присяги, отсюда парти-заны начали свой боевой путь. Именно здесь они приняли свой первый бой. С нее я и хотел бы начать свое повествование.

Автором комплекса является брянский архитектор Василий Николаевич Городков. Открытие комплекса было посвящено 26-ой годовщине освобождения Брянщины от немецко-фашистских захватчиков. В самом его центре находится мемориальный комплекс. Это – самое высокое место в этой окрестности. По за-мыслу архитектора, это возвышение было сделано специально, чтобы Пилон, поднявшийся как знамя, хорошо просматривался с любого места на поляне. А на том месте, где брали землю, образовалось озеро. В ясный, солнечный день Пилон отражается в его водах.

Стена памяти была открыта в 1986 г., в честь 45-летия начала партизан-ского движения на Брянщине. Уже ранее была открыта Стена Скорби, на которой вначале были выбиты имена погибших партизан только 2-х бригад (имени Крав-цова и имена Щорса), около 700 имен. Но со временем было решено увековечить имена всех известных погибших партизан, а сколько неизвестных пока никто еще не знает. Неподалеку Стена памяти горит символический костер. Чугунные головешки, сделанные рабочими «Арсенала», напоминают обуглившиеся поле-нья. Ведь костер всегда был спутником людей: у него они сушили одежду и обувь, готовили пищу. Костер не горит не всегда. Костер зажигают только в праздники (9 мая, 17 сентября). В эти праздничные дни сюда приходят ветераны Великой Отечественной войны, бывшие партизаны, вспоминая свою боевую юность, друзей, не вернувшихся с войны.

В центральной части стелы мы видим карту Брянщины. На ней звездоч-ками обозначены районы, которые были частично или полностью освобождены от фашистов. Особое внимание хочется обратить на Дятьково. Когда этот горо-док был освобожден от фашистов 14.02.1942 г., то в нем и в близлежащих селах и деревнях была восстановлена Советская власть. Здесь заработали предприятия, колхозы, открылись школы, клубы, была налажена радиосвязь. Так образовался первый на Брянщине партизанский край, который просуществовал 4 месяца. К весне 1942 г. было освобождено 500 населенных пунктов с населением около 200 тысяч человек. Партизанская земля простиралась с запада на восток на 60 км, с севера на юг на 180 км.
По тропинке, ставшей теперь дорогой, продолжим свой путь. Дорога ведет нас в лес. Возможно, по ней ходили партизаны на боевые задания. Совершенно необходимым условием жизнедеятельности партизан являлось наличие водных источников: рек, озер, родников. А наш Брянский край не напрасно называют сине-зеленым. На его территории 49 озер, около 160 больших и малых рек, а 33% Брянщины занимает лес. Многие партизанские стоянки располагались на берегах тек, озер, т.е. вблизи водных источников. Здесь на берегу р. Снежети можно уви-деть небольшое сооружение. Это так называемая минская реторта, т.е. мастер-ская по изготовлению скипидара. Этот скипидар партизаны использовали для за-правки машин, танкеток.

Землянки долгое время были домом партизан. Перед нами одна из восста-новленных землянок. Она восстановлена под руководством пяти бывших парти-зан, которые консультировали строителей. Вот в таких землянках жили, воевали народные мстители. В землянках размещалось от 30 до 50 человек. Вы можете спросить, как в таком небольшом помещении могло поместиться столько чело-век? Дело в том, что всегда кто-то был в разведке, кто-то на боевой операции. Тут и эта землянка новой конструкции. Сначала их делали иначе: в земле рыли котлован, над которым устанавливали деревянный остов из опор и перекрытий. Затем поверх насыпали слой земли и укладывали бревна. В землянку вели сту-пеньки, и имелся всего один выход, но после нескольких трагических случаев все землянки стали строить подобно этим. Что же произошло? На одну из групп Виноградова, находящуюся в землянке старой конструкции, напали каратели. Из-за того, что она была врыта в землю, и имелся всего один выход, партизаны не смогли из нее выбраться, а фашисты запалили ее и забросали гранатами. По-сле случившегося, землянки перестали вырывать в земле, их стали делать с за-пасным выходом. Для этого с торца делалось большое окно. Если не было стекла, то окно заклеивали промасленной бумагой. Кроме того, вверху делали несколько отверстий, из которых можно было вести стрельбу. Таким образом, землянка превращалась в крепость. Такие добротные землянки, в основном, и были в пар-тизанских лагерях.

В походах партизаны пользовались шалашами и заслонами. Заслон имел вид изгороди, поставленной под углом к костру, в 3-4 шагах от него. Тепло ко-стра отражалось от заслона и обогревало людей. Подушку замещал вещевой ме-шок. Если же в походе не было времени строить шалаш или заслон, спали прямо на земле, подложив под нее еловые ветки, чтобы не замерзнуть, накрывались верхней одеждой.
Землянка была желанным жилищем, и партизаны относились к ней с боль-шой любовью. После трудной операции партизаны могли здесь отдохнуть, вы-спаться на нарах. Вместо постели были еловые лапы, накрытые брезентом. А по-рой, сгрудившись у небольшого столика, при свете коптилки жадно слушали сводки Совинформбюро. Кто-то писал письмо своим близким, кто-то напевал песни.

В лютую стужу, а зима 1941-42 гг., по воспоминаниям бывших партизан, действительно была очень холодной, морозы доходили до -40С, можно было обогреться у печурки, сделанной из обычной бочки из-под горючего. Такая бочка быстро нагревалась и так же быстро она охлаждалась, поэтому на ночь назна-чался дежурный. Много лет тому назад это место выглядело по-другому. Давайте попытаемся воссоздать картину прошлого: дороги здесь не было, деревья были мощные. Как вспоминали партизаны, что за одним деревом могло спрятаться не-сколько человек. Лес был настолько густой, что стоянка даже не просматрива-лась с воздуха. Но стоянка партизан здесь была недолгой, приняв на ней первый бой, партизаны не стали ждать, пока фашисты нагрянут снова, и они ушли на новое место, в урочище под названием Медвежьи печи.

Мой земляк, Федор Иванович Тютчев, однажды сказал: «Нет ничего более человечного в человеке, чем потребность связывать прошлое с настоящим».

Я хочу отметить, что хоть и прошло уже более 70 лет с начала этой ужас-ной войны, нам ни в коем случае нельзя забывать о том, как смог наш народ вы-держать это тяжелое испытание. Нам надо учиться на ошибках прошлого, ста-раться никогда не совершать их впредь. Чтобы их не совершать, на мой взгляд, нужно воспитывать подрастающие поколения таким образом, чтобы па мять о войне была жива всегда, чтобы герои того времени не ушли в прошлое, поэтому я очень горжусь, что в моей школе (МБОУ СОШ №60) есть самый настоящий музей Брянского фронта. Материалы для музея в моей школе собирала не группа ребят, а весь коллектив школы, в каждом классе был создан свой поисковый от-ряд. И теперь здесь собраны уникальные подлинные вещи и документы: 60-ми-нутная пленка с голосом генерала Горбатова, его папаха; ежедневная фронтовая газета «На разгром врага» за 1941 и 1942 годы; дневник секретаря парторганиза-ции фронтовой газеты Портнова В.Д.; финка легендарного разведчика Брянского фронта Моисеева Н.П.; полевая рация и буденовка начальника штаба фронта Пи-гурнова; офицерский планшет и многое другое. Все это работает на сохранение исторической памяти и воспитание патриотизма. Теперь любой желающий мо-жет прийти туда и посмотреть экспонаты, которые подарили нашему музею фронтовики, это – каски, различное оружие, предметы одежды, газеты, записки фронтовиков и многое-многое другое.

Я хочу немного рассказать о музее школы, о тех делах, которые были сде-ланы в его стенах, о том, чем моя школа может по праву гордиться. Да, именно о делах. Ведь только дела дают ощущение сопричастности к великому подвигу. Только в делах может проявиться результат этой работы. Поэтому мы гордимся тем, что по нашей инициативе и при самом активном нашем участии поставлен единственный в России памятник военным журналистам на месте их гибели и заменено надгробие на месте их захоронения. Мы можем гордиться тем, что со-брали материал, оформили и открыли комнату боевой и трудовой славы в об-ластном доме ветеранов, где тоже проживают ветераны Брянского фронта. Так же каждый год, в преддверии 9 мая мы вместе со всеми учителями и учениками школы проводим факельное шествие к кургану, где похоронены бойцы, своим подвигом давшие нам возможность жить. К этому факельному шествию подклю-чаются и простые люди, и это мероприятие стало уже традицией не только нашей школы, но и всего микрорайона.

Теперь хотелось рассказать о самом необычном экспонате нашего музея. В прошлом году к директору нашей школы пришел мужчина с пакетом в руке. Он неспешно вытащил из пакета деревянный брусок и со словами: «Возможно, это вам в музее пригодиться», – протянул его удивленному директору. Удивление вскоре сменило чувством благодарности и признательности. Вот так к нам в му-зей попал этот новый экспонат. Оказалось, что мужчины вели лесозаготовки и обнаружили множество деревьев, у которых сердцевина была иссечена оскол-ками. Давно их стволы обросли древесиной. За 65 послевоенных лет молодые деревья стали большими, готовые к деревообработке, а в теле их остались следы пуль и осколки, как у многих раненых солдат, носивших после войны их в своем теле. Этот молодой человек живет в нашем микрорайоне, и о нашем музее знает, поэтому и решил он: «Может быть пригодиться». Пригодиться ответили мы и приступили к поиску: мы уточнили место лесоразработок и выяснили, что они ведутся в районе Летошников, где насмерть стоял 99 полк Веденина, где на Рос-лавлинском направлении на 59 дней был задержан враг в 1941 году… Здесь на дальних подступах к Москве шли кровопролитные бои, чтобы задержать, рвуще-гося к ней врага. Конечно, мы не можем точно сказать, когда получили ранения деревья: в 1941 или в 1943 гг. Здесь при обороне и при освобождении Брянщины воевали войны трех армий. Важно, что выстояли и люди, и деревья, о чем напо-минает нам этот экспонат музея.

Великая Отечественная война унесла миллионы жизней, она оставила свой ужасный след в душе каждого нашего человека, пережившего еж. В конце моего выступления я хочу рассказать о том, как моя семья непосредственно связана с военным временем. Эту историю мне поведал мой дедушка, Зайцев Олег Григорьевич, которому было всего 7 лет, когда началась война. В то время он жил на одной из центральных улиц Брянска вместе со своей мамой и бабушкой. Он начал свой рассказ с тех ужасных для Брянщины дней, когда немцы уже подходили к самому городу, многие деревни просто исчезали с лица земли. Их или съедали языки пламени, или фашистские бомбардировщики не оставляли от них живого места. Мой дедушка отчетливо помнит, как дрожали стены от взрывов в то время, когда немцы бомбили брянский аэропорт и приле-жащие к нему территории. С его слов, все небо было каким-то кроваво-красным, все вокруг грохотало, и было просто очень страшно. А буквально через неделю пришла страшная новость – одна из бомб упала прямо во двор к нашим родствен-никам, к дедушкиному дяде. Это было осенью 1941года, то есть, когда немцы уже были на подступах к Брянску. Дядя в то время имел очень богатое по тем временам хозяйство – у него была своя корова и собственная пасека, а этим мог похвастаться далеко не каждый советский человек. Каково было облегчение мо-его дедушки, когда пришла весть о том, что никто не пострадал, а бомба упала в конец огорода, но осколок попал дяде в руку и отрубил фаланги пальцев. Самые ужасные дни, по словам дедушки, были в то время, когда немцы оккупировали Брянск. Это были 708 самых страшных дней в его жизни. После оккупации у них дома поселились несколько немецких жандармов. Стоить отметить, что они хоть и оттеснили всю семью в маленький чулан, а сами заняли все остальные ком-наты, но они были вполне дружелюбны. Они не били домочадцев, а даже давали моей прабабушке муку, чтобы она готовила свой «особенный» хлеб. Такие отно-шения сложились из-за того, что полк, в котором были эти немцы, следил за по-рядком в городе. В военных действиях они не участвовали. После полугода ок-купации фашисты отпускали детей (в том числе и моего дедушку) играть на улице. Любимыми занятиями детей были поиск старых гильз и оружия. Но жить так много под гнетом немецких захватчиков – это очень тяжело. Все время де-душка верил, что настанет тот день, когда он вновь сможет дышать полной гру-дью, когда он сможет входить в свой дом без опаски и просто не бояться зав-трашнего дня – надежда. Только она и спасала в эти трудные годы. Отовсюду шли вести, что Брянщину не так-то просто и захватить. Несмотря на оккупацию, везде создавались партизанские объединения и группы самообороны. Благодаря дремучим брянским лесам, вели очень активную деятельность против захватчи-ков. Каждый день вся дедушкина семья, весь Брянск ждал того момента, когда придут «наши» и всех освободят. Ждать оказалось долго и очень мучительно, но однажды немцы, которые проживали на всей улице, начали сильно суетиться, бегать, прятать машины и артиллерию. Это советские войска вошли в Брянск, и весь горизонт был в огне от того, что наши летчики бомбили фашистские склады. Через неделю ни одного немца уже не было на территории Брянска. Но самые приятные воспоминания, которые остались у дедушки с тех времен, несомненно, связаны с едой! Особенно, когда моя прапрабабушка делала тот самый «особен-ный» хлеб. Его готовили из отрубей и различного зерна в настоящей русской печи. Затем намазывали слой тертой вареной сахарной свеклы. На такой делика-тес сбегались не только все мальчишки с соседних домов, но и даже немцы. Так же любимым лакомством дедушки были молоко с медом, которые находились в изобилии у дяди. Ради них дедушка каждую неделю ходил в другой конец города в гости к дяде. Память о Великой Отечественной войне священна. Это – память о наших предках, их подвигах, героизме на фронте и в тылу.